Когда ребенок повторит путь Адама

Священник Сергий Круглов

Поводов для того, чтобы записать эти размышления о детях, о свободе и осмысленности в принятии человеком Христа, было несколько. Размышления личные, непростые, прошу простить, если кому-то они увидятся пререкаемыми и «неканоничными».

А кого-то, может быть, подтолкнут к поиску собственных ответов на схожие вопросы…

“Мы уже некрещеного причащали, слабенький был”

Рассказывал как-то один знакомый священник: принесли креститься младенца полугодовалого, мама его приехала к родителям в гости издалека, из большого города, покрестить захотели именно в этом храме. Ну что ж, батюшка видит, что мама вроде воцерковленная, крестные тоже, покрестил. Стал им после крещения объяснять, как принести младенца на причастие, а они ему: «Знаем-знаем, мы его уже причащали!» Батюшка так и обомлел: как это причащали?! А они ему: «Ну а что ж такого! Он ведь невинный младенец… Он слабенький, болел после рождения, вот и приносили на причастие, чтоб Бог его укрепил, а теперь вот и покрестили, спасибо вам…”

Другой повод – плачущие во время причастия дети. Причем не только у, как считается, далеких от Церкви родителей, которые уговаривают дитя, мол, «батюшка сладкую ягодку даст». Дети порой кричат возле Чаши и на руках воцерковленных мам, пап и бабушек, вполне понимающих, что такое Тело и Кровь Христовы…

Часто становилось не по себе; так и представлялся Христос, который вместо: «Не запрещайте детям приходить ко Мне» говорит: «Не тащите ко Мне детей насильно…»

Конечно, все эти чувства можно списать просто на чувствительность душевную, пересилить, уговорить себя, что дети бывают разные, мало ли, чем-то ребенок попросту напуган или живот у него заболел, научиться ловко всунуть младенцу в рот лжицу, пока дьякон зажимает ему нос, но, тем не менее, чувства эти бывают у меня и сейчас.

Наконец, повод недавний: в одном православном сообществе в соцсетях зашел разговор вот на какую тему: «Если мама причащается Тела и Крови Христовых, будучи беременной, то ребенок в ее утробе причащается ли тоже, или нет?» Из разных ответов опытных священнослужителей последовали два основных вывода, с каждым из которых я согласен, но которые, на первый взгляд, вроде бы несовместимы.

1. Причастие есть свободное и сознательное приобщение христианина ко Христу через вкушение Его Тела и Крови при участии в Евхаристии. Ребенок же в утробе мамы даже не крещен, тем более о его сознательном участии в Евхаристии речи идти не может.

2. Всё, что испытывает мама, отражается и на ребенке, потому в каком-то смысле приобщается, вместе с мамой, Таин Христовых и он, будучи внутри нее.

Должны ли быть “образцовые дети батюшки”

Думая об этих двух положениях, я раздумывал и о насущном, близком: о судьбах детей из православных семей и семей духовенства, и о собственных детях, коих у меня трое. Ну, дочь как раз сейчас «спасается чадородием», ей бы внука вырастить…

А о двух сыновьях, ныне старшеклассниках, которых с пеленок мама носила на причастие, которые и православный детсад посещали (хороший, кстати, был детсад «Лучик», правда, неформальный, на «птичьих правах», потому и закрыли…), и воскресную школу при храме, и в алтаре прислуживали, на вопросы, которые иногда задают прихожане или собратья-сослужители: «Ну как ваши дети, не пойдут по духовной стезе?», отвечаю: «Вряд ли… Их свобода, невольник – не богомольник», и вопрошающие деликатно и понимающе кивают.

Действительно, как часто дети из православных семей, пока маленькие, и в храм с удовольствием ходят, и свечки ставят, и причащаются, а чуть настал подростковый возраст – всё, и не увидишь…

При том, главная заноза, которая меня мучила во всех этих размышлениях, сформулировалась так: «Что именно меня самого уязвляет в том, что малые дети, так часто приобщаемые ко Христу в причастии Его Тела и Крови, вырастая, уходят из храма?» И наконец ответил сам себе так: моя подспудная ориентированность на результат.

Взяв веник духовный, я размел внутри себя всю эту кучу мыслей, вымел прежде всего помыслы тщеславия, мол, «у батюшки дети должны быть церковно-образцовые, что же люди-то скажут!», и поднял из мусора дельный вопрос: какой же в данном отношении «результат» может иметься в виду? Обдув и обтерев, так сказать, вопрос о рукав, я пришел примерно вот к каким выводам.

Нельзя замерить приобщение к свету евангельскому

Результатов приобщения ребенка к Церкви Христовой, и вообще жизни во Христе, мы можем вывести два, я определю их условно. Есть результат приобщения человека ко Христу, к свету евангельскому, к воздуху Царства Христова. И есть результат приобщения его к христианской религии.

Первый результат – неочевиден. Мы не видим, какими путями растет закопанное глубоко в землю зерно, мы не можем пересказать «глаголов Духа неизреченных» земным языком в полной адекватности, не можем замерить никакими приборами, как именно Бог ради нас «изменяет естества чин». Этот результат никакой статистике недоступен.

Второй результат – более-менее очевиден: ходит человек в тот или иной храм, постится-молится так-то или так-то, читает такую-то духовную литературу, позиционирует себя в православной среде так-то или так-то, доступен статучёту, то есть среди такого-то количества опрошенных по тому или иному религиозному вопросу попадает во столько-то процентов тех-то.

Первый результат – для жизни вечной в ее полноте, в первую очередь. Второй – в первую очередь для сегодняшнего, земного и тленного, периода жизни. Вторым – можно похвастаться перед людьми: смотрите, как мой ребенок хорошо себя ведет после причастия, как он ставит свечки, как он выучил молитвы, как он любит идти к батюшке под благословение, как он смирненько стоит на службе, как вдохновенно изобразил ангела на пасхальном утреннике, как он поступил в семинарию.

Первым – похвалиться невозможно, невозможно его просто вынуть из кармана и показать, об этом апостол Павел когда-то написал в послании к христианам фригийского города Колоссы: ««Ибо вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге. Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе» (Кол.3, 3-4).

Если кто-то, читая мной написанное, подумает, что я утверждаю только лишь первый результат, а второй уничижаю, в духе: «Батюшка-то протестантствует!..», тот будет неправ. И то нужно, и это необходимо.

Внешние формы христианской религиозности призваны помогать возрастанию «внутреннего человека во Христе», тут важны, по употребленному тем же апостолом Павлом образу, и вино, и кувшин: не будет кувшина – и драгоценное вино разольется в грязь. Другое дело, что между внутренним и внешним, первым и вторым, должны быть правильные соотношения.

Верить веруем, жить живем, а формул нет

Так вот, возвращаясь к вопросу о беременной маме: если она с верою и осознанно причащается Тела и Крови Христовых, то приобщается ли этих неизреченных Таин и дитя в ее утробе? Да, думаю, несомненно. Каким точно образом, какова формула? Вот этого мы не знаем. Попробуй, произведи точный химический, спектральный и прочий анализ любви или объясни в точнейших, раз навсегда данных, терминах тайну Триединости Бога!.. Сколько пытались люди, да не выходит. Верить веруем, жить этим – живем, а втиснуть в формулы – увы…

Отменяет ли такое «внутриутробное» причащение необходимость крестить ребенка и приобщать его к установленным формам церковности? Никоим образом.

Совершает ли верующая во Христа и любящая Христа мама насилие над свободой ребенка, приобщая и его ко Христу, сперва вместе с собой, когда он в утробе, потом неся крестить в младенческом возрасте, потом неся к Чаше, потом – уча молиться, и так далее?

На этот вопрос, о мере насилия и свободы, я затрудняюсь ответить однозначно, это у всех по-разному (да и еще смотря что иметь в виду под «насилием», нынче ведь иные попросту любое воспитательное действие в отношении ребенка спешат объявить «насилием»…). Но если она так делает – что ж, буди она благословенна. Главное, чтобы при этом любила ребенка и шла ко Христу, была с Ним – сама. По закону Божьему, по закону природы, ребенку все дается в первую очередь через маму и папу, ко всему, что с ними происходит, причастен и он.

Ребенок повторит путь Адама, покинувшего Эдем

Кстати, когда я крещу младенцев, то именно на это делаю упор в беседе перед крещением, понуждая мотать всё это на ус не столько крестных, а именно родителей чада: «Ребенку все потребное для жизни, по крайней мере до того времени, пока сам не станет на ноги и не придет пора перерезать незримую пуповину, не с неба сбрасывается Богом, а дается через вас, родителей.

Через ваши гены, ваше воспитание, ваше собственное внутреннее устроение, вашу любовь. В том числе – и для жизни во Христе… А уж вырастет – будет сам выбирать, что из этого понести во взрослую свою жизнь, обретая свою взрослую осознанную веру… Потому, как бы вы ни молились о ребенке, молитесь прежде всего – о себе самих.

Если вы сделали для него все, что могли – передайте Богу в руки, и не отчаивайтесь, если он в подростковом возрасте внешне отойдет от Церкви: он повторит путь Адама, покинувшего Эдем, чтобы через скорби и труды повзрослеть и обрести Христа, обрести путь в Его Царство, в жизнь взрослую и полноценную, в жизнь вечную.

Этот путь повторяет, так или иначе, каждый человек, вспомните, в чем-то этим путем когда-то шли и вы, дорогие мои…

Не бойтесь проявлений свободы в своем ребенке, свобода – часть образа Божия в человеке, но любите его, помогайте эту свободу направлять к добру и научите брезговать злом. Его путеводители ко Христу сейчас – именно вы, мама и папа, и никакие крестные, никакие батюшки и воспитатели этого не заменят, не перекладывайте это Богоданное бремя ни на кого, толку из такого перекладывания всё равно не будет… Сил вам, крепости, радости в этих трудах!».

Надо доверять жизни, в которой промышляет Бог

Крещение младенца я вижу неким данным ему авансом, одеждой на вырост, семечком, которое даст всходы, а тем паче – плоды, может быть, еще не скоро. Надо ли крестить вот сейчас, пока он у груди матери, или надо дождаться, пока войдет в сознательный возраст? Эти вопросы, которые, как известно, в истории Церкви вызывали немало споров, я считаю ненужными.

Надо – доверять жизни, в каждом дне и часе которой промышляет Бог наш. Как случилось в вашей конкретной ситуации, в вашей жизни, так, Богу содействующу, и делать. Как там на службе в ектении мы говорим: «Сами себе, и друг друга, и весь живот наш – Христу Богу предадим».

…Однажды я читал сборник древних кельтских монастырских уставов, составленный знатоком древней Ирландии, почитателем святых неразделенной Церкви, протоиереем Александром Шабановым. И там встретил любопытное упоминание: в древней христианской Ирландии было в обычае, в случае необходимости, крестить еще неродившегося младенца прямо в утробе матери, произнося соответствующие молитвы и возливая освященную воду трижды ей прямо на живот. В книге этот факт упоминается вскользь, не комментируется, и мне было бы интересно знать мнение о сем тех, кто наторел в православной премудрости куда более меня.

http://www.pravmir.ru/kogda-rebenok-povtorit-put-adama-pokinuvshego-edem/

 
 
 
Сегодня 28 февраля (15 февраля) среда
Виленская икона Божией Матери

Седмица сплошная.

Ап. от 70-ти Онисима (житие, икона). Прп. Пафнутия и дщери его Евфросинии (Житие). Прп. Евсевия (житие), пустынника Сирийского. Прп. Пафнутия, затворника Печерского. Прп. Анфима Хиосского. Сщмчч. Михаила (Житие) и Иоанна (Житие) пресвитеров. Сщмч. Николая, Алексия, Алексия пресвитеров, Симеона диакона, прмч. Павла (Житие) и прмц. Софии. Виленской (икона, икона) и Далматской (икона) икон Божией Матери.

8.30   Часы 3-й, 6-й. Литургия. Молебен о Российских воинах. Лития.
16.45   Исповедь.
17.00   Вечерня с акафистом святителю Николаю архиепископу Мир Ликийских.
Завтра 29 февраля (16 февраля) четверг
Святого мученика Памфила и с ним пострадавших (307-309).
8.30   Часы 3-й, 6-й. Литургия. Молебен о Российских воинах. Панихида.
16.45   Исповедь.
17.00   Вечернее богослужение(полиелей).
Все расписание богослужений


Бог говорит с человеком шёпотом любви, если же он не слышит - то голосом совести. Если человек не слышит и голоса совести, тогда Бог обращается к нему через рупор страданий.
Клайв Стейплз Льюис

(2 Пет. 3, 1-18). "Придет же день Господень, как тать ночью". Тать ночью подкрадывается, когда его не ждут. Так и день Господень придет, когда его не ждут. Но когда не ждут Грядущего, то и не готовятся к сретению Его. Чтобы мы не допустили такой оплошности, Господь и заповедал: "бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет" (Мф. 24, 42). Между тем, что мы делаем? Бдим ли? Ждем ли? - Надо сознаться, нет. Смерти еще ждет иной, а дня Господня - едва ли кто. И будто правы. Отцы и праотцы наши ждали, и не пришел день. Как не видим ничего, почему бы надо было подумать, что он придет в наши дни; то и не думаем; не думаем, и не ждем. Что дивного, если при таком нашем расположении, день Господень ниспадет на нас, как вор. Мы похожи будем на жителей города, которых обещался посетить начальник губернии, ныне - завтра. Ждали они его час, ждали другой, ждали день и потом сказали: верно не будет, и разошлись по домам. Но только что разошлись и предались покою - он тут и есть. То же и с нами будет: ждем ли, не ждем, день Господень придет, и придет без предуведомления. Ибо Господь сказал: "Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут". Но не лучше ли ждать, чтоб не быть застигнутыми врасплох? Ибо это не пройдет нам даром.

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года