И тут он спросил, почему в Библии ничего нет о динозаврах

Анна Уткина

Что там с динозаврами?

Даже из-за цвета кухонных занавесок мы с мужем не спорили так, как из-за динозавров в Библии. “Почему в Писании ничего не говорится о динозаврах?”, – победоносно спросил он. Это был вопрос человека, готового восклицать “вот я и развенчал миф обо всех монотеистических религиях мира!”.

До этого мы уже ссорились из-за того, что “невозможно сорок лет водить людей по такой маленькой пустыне, посмотри на карту Израиля”.

Я терпеливо отвечала на вопросы “зачем Бог всех утопил, если Он добрый?”, “на ком женились сыновья Адама и Евы?”, “почему Он просто не покажется нам?”.

Думала ли я об этом на заре своей семейной жизни с неверующем мужем, который в моем представлении должен был сразу после свадьбы “освятиться женою верующею” (1 Кор. 7, 14)?

Конечно, нет! В моем представлении, едва надев на палец кольцо, муж должен был осознать божественную красоту и святость момента, а значит уверовать, воцерковиться или, по крайней мере, вести со мной разговоры о высоком в другом ключе.

Я, правда, очень старалась. Ставила Библию на видное место, сыпала цитатами из Писания.  Я ожидала, что он спросит “как мне поверить, если я сомневаюсь?”, и я дам простой, понятный, неизвестный мне самой, ответ. Мы под руки пойдем к моему духовнику. Лицо супруга озарит небесный свет… И посреди всего этого благолепия, существовавшего в моем воображении, вдруг прозвучал вопрос – “что там с динозаврами?”.

Миссионерство как семейная война

К этому моменту я уже ответила на тысячу подобных вопросов и, наверное, могла бы преподавать богословие в университете. Мой “противник” был умен, хорошо подкован в истории и естественных науках, мне не раз приходилось “гуглить” правильные ответы в статьях “15 вопросов священнику” под обеденным столом, чтобы не попасть впросак, рассказывая о том, почему в Библии нет ни слова о динозаврах, телевизоре, интернете, готах, эмо и синтетических наркотиках.

Измученная очередной баталией, посвященной динозаврам, я, впрочем, одержала маленькую “победу”. Во что-то муж все-таки поверил! По крайней мере, когда я показала в соцсетях фотографию нашего новорожденного сына, он возмутился, что малыш еще не крещен. “Ни один волос не упадет с головы моего ребенка, если на то не будет воли Бога”, – возразила я. “Если Бог есть, то почему дети болеют?”, – донеслось с кухни.

Это казалось парадоксальным. Я, считающая себя почти образцовой христианкой, переживала о том, как в жестоком мире и суровых условиях экономического кризиса вырастить двоих детей, а муж предлагал рожать “сколько Бог даст”. Я, страдая от токсикоза, клала в холодильник пирожные (единственное, что могла есть), а муж напоминал, что идет Пост. И тут же спрашивал, зачем Богу нужна “диета”?

Я точно не помню, когда это началось. Когда миссионерство превратилось в войну. Когда я начала выписывать контраргументы, сидя у компьютера. До свадьбы мы были знакомы несколько лет и, кажется, спорили всегда. Но я точно помню, когда все закончилось.

Просто укрой их одеялом

В тот день я очень плохо себя чувствовала. Беременность далась мне нелегко. С утра болела голова, мучили отеки и жажда одновременно, меня так тошнило, что я не могла даже выпить чашку чая. В очередной раз разговор зашел о том, что на первый взгляд кажется нелогичным. “Почему все женщины мира должны расплачиваться за то, что Ева съела яблоко?” Я взорвалась.

“Во-первых, это совершенно необязательно было яблоко, так рисуют только на картинках”, – злилась я, пока муж отрезал мне бутерброд.

“Во-вторых, страдают не женщины мира, а все человечество, понимаешь?”. “Понимаю”, – вздохнул муж, прикручивая к люстре в детской новую лампочку.

“Ты бы не задавал такие вопросы, если бы удосужился хоть раз прочитать Писание”, – не унималась я в приступе благочестия, когда мы зашли в торговый центр.

“Потом прочитаю”, – миролюбиво согласился муж, пожалевший, что завел этот разговор, – “Ребенку нужны ботинки, завтра похолодание”.

Можете мне поверить, я приводила самые разумные доводы и неопровержимые аргументы, пока он катил огромную неудобную коляску, убирался на кухне, разгружал пакеты с продуктами.

Я была непревзойденным христианским оратором, пока он лепил дочери цветочки из пластилина.

Уверена, я переспорила его, когда он приносил мне перед сном чай и незаметно попробовал ложечку перед тем как подать – не слишком ли горячий?

“…поэтому Адам и Ева и были изгнаны из Рая”, – закончила я и посмотрела на кровать. Я победила. Муж уже не мог мне возразить из этой кровати. Не мог поинтересоваться, почему люди могут быть упрямыми и злыми? Почему самые близкие вдруг становятся непримиримыми врагами в бесполезном споре? Как получается, что в попытках открыть человеку Бога, мы можем отдалять от Него, быть непонимающими и жестокими?

Муж молчал. Он заснул, укладывая ребенка спать. И, если бы Небо могло говорить, в тот момент Оно сказало бы “просто укрой их одеялом”.

http://www.pravmir.ru/chto-skazat-neveruyushhemu-muzhu/

 
 
 
Сегодня 28 февраля (15 февраля) среда
Виленская икона Божией Матери

Седмица сплошная.

Ап. от 70-ти Онисима (житие, икона). Прп. Пафнутия и дщери его Евфросинии (Житие). Прп. Евсевия (житие), пустынника Сирийского. Прп. Пафнутия, затворника Печерского. Прп. Анфима Хиосского. Сщмчч. Михаила (Житие) и Иоанна (Житие) пресвитеров. Сщмч. Николая, Алексия, Алексия пресвитеров, Симеона диакона, прмч. Павла (Житие) и прмц. Софии. Виленской (икона, икона) и Далматской (икона) икон Божией Матери.

8.30   Часы 3-й, 6-й. Литургия. Молебен о Российских воинах. Лития.
16.45   Исповедь.
17.00   Вечерня с акафистом святителю Николаю архиепископу Мир Ликийских.
Завтра 29 февраля (16 февраля) четверг
Святого мученика Памфила и с ним пострадавших (307-309).
8.30   Часы 3-й, 6-й. Литургия. Молебен о Российских воинах. Панихида.
16.45   Исповедь.
17.00   Вечернее богослужение(полиелей).
Все расписание богослужений


Бог говорит с человеком шёпотом любви, если же он не слышит - то голосом совести. Если человек не слышит и голоса совести, тогда Бог обращается к нему через рупор страданий.
Клайв Стейплз Льюис

(2 Пет. 3, 1-18). "Придет же день Господень, как тать ночью". Тать ночью подкрадывается, когда его не ждут. Так и день Господень придет, когда его не ждут. Но когда не ждут Грядущего, то и не готовятся к сретению Его. Чтобы мы не допустили такой оплошности, Господь и заповедал: "бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет" (Мф. 24, 42). Между тем, что мы делаем? Бдим ли? Ждем ли? - Надо сознаться, нет. Смерти еще ждет иной, а дня Господня - едва ли кто. И будто правы. Отцы и праотцы наши ждали, и не пришел день. Как не видим ничего, почему бы надо было подумать, что он придет в наши дни; то и не думаем; не думаем, и не ждем. Что дивного, если при таком нашем расположении, день Господень ниспадет на нас, как вор. Мы похожи будем на жителей города, которых обещался посетить начальник губернии, ныне - завтра. Ждали они его час, ждали другой, ждали день и потом сказали: верно не будет, и разошлись по домам. Но только что разошлись и предались покою - он тут и есть. То же и с нами будет: ждем ли, не ждем, день Господень придет, и придет без предуведомления. Ибо Господь сказал: "Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут". Но не лучше ли ждать, чтоб не быть застигнутыми врасплох? Ибо это не пройдет нам даром.

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года